Сказочные будни чиновника

Недавно очередной раз на личную тему мне пришлось пообщаться с чиновником.

События развивались следующим образом.

Полгода назад, в назначенный день и время, по всем нормам и правилам, этому хорошему, но несчастному человеку, я передала много моих, лично выстраданных, документов.

О чиновнике.

Несчастным этого человека называю потому, что сколько бы раз я не приходила в это государственное учреждение и сколько бы раз я его на него не смотрела, столько раз его имидж вызывает во мне чувство беспросветной безысходности. Кажется, он работает в этом учреждении со времён Франко, хоть на вид ему лет 50.Серый внешний облик, в виде потускневшего болотного оттенка мешковатой одежды, наводил на мысль, что в подобном безрадостном  цвете дней, человек проводит всё своё время.

Чиновник принял мои документы, сказал, что еще, дополнительно, мне нужно будет сделать. На один из заданных вопросов, не нашел, что ответить. Сообщил, что уточнит, позвонит и скажет как действовать чуть позже. На этом мы расстались.

Его звонка я так и не дождалась и, как девушка, четко организованная и быстро двигающаяся в любом направлении, узнала из надежных источников интернета, как действовать, и сделала всё незамедлительно, в течении трех месяцев. И вот, в середине июля, с надеждой, что дела мои ускорятся и пойдут в гору, я приношу ему, недостающие для окончательного вердикта моего дела, документы, в виде дипломов и экзаменационных листов.

В этот день всё происходило “как в сказке”…

Я стояла в очереди, рассматривала интерьер и стойку-регистр, к которой иногда подходил “мой друг-чиновник” принять документы у очередного посетителя. За такой же соседней, стойкой, постоянно сидит его коллега (на мой взгляд еще более несчастная, чем он). Он же за стойкой не находится, и за очередью в холле, наблюдает через просвет между мебелью со своего рабочего стола. Его стол расположен в глубине кабинета и частично закрыт шкафом с документами, экраном компьютера и фикусом. Шкаф и фикус маскируют трудовую деятельность, делая её незаметной, а также прячут от любопытных глаз большой стол, небрежно заваленный бумагами.

Всё это даёт возможность чиновнику просто так смотреть на экран компьютера, жевать булочку и всем своим видом создавать вдумчивую рабочую обстановку. Я устроилась в небольшой очереди в такой же выгодно-наблюдательной позиции. Так, чтобы можно было видеть его, через тот же самый просвет между шкафом и фикусом.

Он долго смотрел на экран, потом из ящика стола достал сайку, съел её, потом попил воды, потом снова уставился в экран. Так продолжалось до того момента, пока его не подозвала к стойке коллега, потому что парень, стоявший впереди меня, пришел к нему. Чиновник медленно вышел из-за шкафа, подошел к стойке, ответил на несколько вопросов парню, отдал ему какой-то документ и снова спрятался.

Я продолжала наблюдать за ним через пространство между шкафом и фикусом. Надеяться на какое-либо просветление ситуации не имело смысла.

Конечно же я спешила, так как было запланировано на это утро еще несколько дел и мне хотелось, чтобы побыстрее двигалась бюрократическая машина современного испанского делопроизводства…

Минуты шли, я начала накручивать себя тем, что “как мне всё это надоело”. Потом поняла, что нервничать нет смысла и чиновник это тяжелый камень, который сдвинуть с места мне точно не под силу. Я уговорила себя расслабиться и просто наблюдать за тем, что будет дальше. Об идее написать нон-фикшн на эту тему я в тот момент не думала.

Когда его потухший взгляд встретился с моим испепеляющим, я уже мысленно сожгла этот шкаф, бумаги и фикус, который тут был ни при чем. Чиновник мне кивнул, мол “заходи”. Так он делает всегда, когда знает своих “прихожан” в лицо. Я медленно зашла в кабинет. Разложила перед ним все свои дипломы и регалии. Он на меня посмотрел вопросительно, мол “не поторопилась ли ты?” и стал искать папку с моим “праведным” делом.

На столах лежали стопки папок с документами, на каждой папке сверху был закреплен лист с номером дела и данными фигуранта. После того, как моей папки среди этого вороха бумаг не оказалось, он стал рассказывать, что был на “больничном” два месяца, и кто-то другой все документы на его трех столах сложил неправильно.

Я сочувственно смотрела на него и судорожно соображала, что же я буду делать, если он мою папку так и не найдет. Как всегда, “за пазухой” я держала истеричный “звонок мужу”, который умеет в двух словах объяснять людям, что от них требуется на самом деле, прежде чем я переходила на “громкогласное объяснение своей правоты”.

Далее чиновник тихим голосом, так чтобы я не услышала, произнес на испанском языке слова, которые эквивалентны нашему “Черт, чёрт, поиграй и отдай”. Через 10 секунд взял в руки ничем не примечательную розового цвета папку, которая не была подписана, и на которой не было ни одного опознавательного знака. Папка оказалась моей. В этот момент я поверила, что “чёрт играет с чиновниками”. Однозначно.

Чем дело кончилось?

Тем, что документы в моей папке так и пролежали полгода на пыльном столе, не были подписаны главным судьёй и не были отправлены в Мадрид.
А я уже пришла за номером дела, который официально должен быть присвоен в Мадриде. И все мои дипломы нужны туда. Вернее, мои дипломы туда отправил университет, но так как дело моё пылится на столе у местного чиновника, думаю, что в Мадриде и знать не будут, зачем я эти экзамены сдавала.

Чиновник пообещал сделать всё за неделю. Мне остаётся только надеяться и ждать, а затем прийти и проконтролировать, сделал или нет. Если не сделает, то, наверное, в красивых словах рассказать ему, за что, я в этой стране плачу налоги и пошлины.

Разумеется, не за то, чтобы в рабочее время, спрятавшись за фикусом, он булки жевал. И, тем более, не за то, чтобы моя папка, с дорогими, во всех смыслах, документами, полгода пылилась в безызвестности у него на столе.

— А какие у вас отношения с чиновниками?

— У меня, судя по всему, чертовски волокитные.

Понравилось? Поделитесь!

Facebook Вконтакте Twitter Google+